Поговорим о языке Зеленского

9.jpg

В своём скудоумии некоторые украинские и российские журналисты вполне могут тягаться с теми американскими коллегами, которые весьма грубо прозвали нашего президента Моникой Зелински.

Всё-таки суть взаимоотношений американского президента Билла Клинтона со стажёркой Белого дома Моникой Левински несколько иная, чем у нынешних лидеров США и Украины, хотя в обеих историях и звучит слово «импичмент». И ещё их связывает зловещая фигура Хиллари Клинтон с её женскими и политическими обидами.

Что же касается т. н. знатоков украинского языка по обе стороны границы, то они продолжают бесстыдно утверждать, что Владимир Зеленский разговаривает на суржике. И об этом они вещают даже после президентского пресс-марафона, который Зеленский с точки зрения украинского языка провёл блестяще. У него действительно прекрасный украинский язык. Другое дело — каких усилий ему это стоит, и зачем это надо. Говори он на родном для себя русском языке, многие его суждения звучали бы чётче и ярче. Но возможно президенту как раз и нужны сумятица и туман в умах слушателей, которым ещё не отшибло память.

(Кстати, во время пресс-марафона, когда сменялись журналистские группы, президентский пресс-секретарь, нервируя шефа, благоразумно забирала со стола блокнот Владимира Александровича, дабы избавить коллег от искушения прихватить на память этот сувенир. А потом ещё публично терзать президента, если записи в нём были на русском.)

Немало украинских граждан ещё помнят предвыборные обещания Владимира Зеленского о том, что важнейшие вопросы жизни страны будут решаться на референдумах. С людьми, мол, будут не только советоваться, но и слушать их.

И что же?

О Донбассе — Сами разберёмся.

Вот и разбираются, трусливо подпевая небольшим по численности, но очень агрессивным радикалам, крышуя их в связке со старыми властителями.

Зато за президентский пост никто не держится, и он будет освобождён, как только «общество потребует». Кто потребует, каким путём? А тех, кто за Вас голосовал, Вы и не думаете спрашивать?

О продаже земли — Поскольку продажа предполагается только украинским гражданам, то и необходимости в референдуме, мол, нет. Как это нет?!  Вы же обещали исполнять то, что люди решат. Вот и дайте возможность решить.

О языковых проблемах — Да нет никаких проблем. Ни с украинским языком, ни с русским. Нет и дискриминации русского языка в сравнении с языками Европейского Союза. Так что и тут ни о каких референдумах не нужно мечтать.

Неужели невдомёк творческой интеллигенции, что без равноправия украинского и русского языков прогрессу в нашей стране не быть? Русский язык в/на Украине это не язык «страны-агрессора», а наш полноправный внутренний язык. Так получилось, и так будет. И это двуязычие могло бы стать огромным плюсом страны, как, собственно, и было.

Да и вообще, кто это смеет говорить о референдумах в «воюющей стране»? — Ну сам же, извините, Владимир Александрович говорил — в предвыборное, отнюдь не мирное для страны, время. И он своих избирателей, как и других граждан, не предаст.

Верно?

Борис Штейнберг.

scroll to top