Смел наш Президент. Но с кем?

9.jpg

Секретарь Бориспольского горсовета, конечно, совсем голову потерял от публичного общения с президентом: фиксировал это событие на телефон! Вот тут бы его выгнать из зала за служебное хамство — и поделом.

Но Владимир Александрович ограничился красивым спичем, а выгнал этого Ярослава Годунка чуть позже: за то, что тот более полутора десятков лет назад был осуждён за разбойное нападение с причинением тяжких телесных повреждений. Не захотел президент Зеленский находиться в одном зале с разбойником.

Блюсти свою моральную чистоту — право каждого порядочного человека. Нежелание мараться о кого-то или что-то — вполне понятно. Однако в том громадном хозяйстве, которое волей народа получил в управление Владимир Александрович, всякое бывает. Есть и немало преступников, быстренько перелицевавшихся в гражданских активистов, как Годунок, и неплохо в этом преуспевших. Но на каком основании выгонять из зала депутата горсовета, которому оказал доверие народ? Нехорошо, некрасиво.

А преступников, в том числе убийц, не понесших наказание, на улицах наших городов, в том числе и в столице, пруд пруди. Они сбиваются в стаи, избивают журналистов, кандидатов в депутаты и прочих граждан, которые не нравятся им и их хозяевам. Они откровенно угрожают расправой всем, кто окажется у них на пути, в том числе и президенту. Они насилуют свободу слова, провозглашённую в Конституции Украины и в международных обязательствах, которые взяла на себя наша страна.

Вот бы здесь государству и его лидеру показать свою силу. Но мы слышим что-то невнятное либо с удивлением наблюдаем за откровенной поддержкой радикалов.

Чуть погодить, дождаться выборов, и ужо государство вовсю покажет свою силу в защите демократических ценностей? Вряд ли. Политическая изворотливость тоже имеет свои пределы. Как бы она не стала сутью.

И всё-таки мы надеемся на нашего президента и на то, что он помнит, в образе кого мы его избрали. Вот и по телефону нормально поговорил, хотя его всякие климкины и порошенки стращали. Смелее, Владимир Александрович.

Борис Штейнберг

scroll to top