Грусть, юмор и стихи Олега Школьника

Творческий вечер народного артиста Украины Олега Школьника состоялся в Израильском культурном центре в Одессе.
Может быть потому, что артист и зрители не были разделены сценой и залом, а скорее, из-за личности Олега Школьника, встреча получилась исключительно проникновенной и трогательной. Артист обещал быть искренним и обещание это исполнил.

Своими воспоминаниями он постарался не обидеть ни уже ушедших, ни ныне здравствующих.

Семья, которая для него — самое главное.

Бабушка, не дожившая двух дней до ста лет.

Невероятность поступления в Щукинское училище в Москве в неполные семнадцать — без какого-либо блата.

Счастливое потрясение от единственной встречи с Леонидом Утёсовым и оставшаяся, похоже, до сих пор обида на вахтёра, не пустившего юношу поздравить знаменитого одессита, приглашавшего его к себе, с днём рождения.

Владимир Этуш в Щукинском училище — совсем не тот, которого мы знаем по «Кавказской пленнице», а чиновный преподаватель, леденящий душу студента, жаждущую доброго слова.

В Щукинском «производственную практику» они проходили в театре имени Вахтангова, в массовке. В спектакль «Фронт» Корнейчука, к 30-летию Победы, Школьника не взяли: не могли, мол, быть в Красной Армии воины такой комплекции. А потом вдруг, из-за нехватки кадров, ввели в спектакль. Сказали, где стоять на самом дальнем плане, изображая скопление советских войск. Но сцена-то была движущаяся, причём в двух направлениях сразу. И вынесла она Школьника на самый передний план, туда, к Михаилу Ульянову.

Великолепный Николай Гриценко, выдающийся мастер импровизации. Завзятый сердцеед, не чурающийся и других радостей жизни. Исполненную Гриценко роль военного, беседующего со Штирлицем в вагоне поезда, Школьник считает гениальной.

Михаил Водяной, начисто забывший слова о «сосуде любви», причём в самом неподходящем месте; долго выходящий из ступора и наконец разродившийся смехом за кулисами в отличие от коллег, до крови искусавших себе губы от вырывающегося на сцене хохота.

Первый полёт в Америку с несколькими долларами на всех. И тут же в Шереметьево – футболист Олег Протасов с толстой пачкой зеленоватых купюр.

Иосиф Кобзон, услышавший современную песню об Одесском порте и так и не понявший, что пел её не Утёсов, а находившийся рядом Школьник.

Что же касается стихов Олега Школьника, то они под стать его тонкой натуре.

Борис Штейнберг.

Комментарии

комментарий

 Обсудить эту тему на странице "Одесса News" - https://www.facebook.com/odessanews

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.