Как Одесса победила чуму

Карантинная бухта в Одессе носит свое  название не просто так. Здесь в первые десятилетия после основания Одессы «отстаивались» в карантине какое-то время морские суда, прибывавшие в город. Основанием «выдерживать» новоприезжих стал приказ главы городской администрации – герцога де Ришелье

С первого же дня своего появления на карте в конце 18-го века город Одесса находился в зоне риска. У города намечались великолепные перспективы как у торгового порта, культурного центра, сюда с первых дней закладки города стали активно прибывать аристократы, государственная и интеллектуальная элита Российской империи. Но скептики волновались, и не зря. Городу угрожала чума.

Соседство с Османской империей, где периодически вспыхивали чумные эпидемии, было основным риском. Первая вспышка болезни в Одессе случилась уже в 1797 году, едва Одесса была основана как город на месте турецкой крепости Хаджибей. Известно, что и Хаджибей страдал от чумы. В то время болезнь активно доставала даже  среднюю полосу России!

Карантин герцога Ришелье

В 1811 году на территории современного парка имени Шевченко в Одессе городской администрацией был организован Карантин. Для этого использовалось фортификационное сооружение – Одесская крепость, что построили несколькими годами ранее. Здесь карантин полагалось выдерживать пассажирам прибывших в город судов, здесь «отстаивали» и товары.

Но принятые меры не спасли город. Массовая эпидемия разразилась в Одессе с началом Отечественной войны 1812 года. Торговля в Одесском порту тогда стала свободной. Суда с юга, востока и с Балкан беспрепятственно хлынули в Одессу.

В июле 1812 года, врачи, вызванные в гостиницу для актеров, обнаружили уже мертвыми трех актрис итальянской театральной труппы. Это были люди обеспеченные, то есть отнюдь не бедные, не «бомжи», не истощенные голодом, достаточно высокого положения (они имели свою прислугу), но…  Болезнь, которую можно было определить по горячке и характерным пятнам на теле, распространялась. Через месяц, когда число умерших в разных районах города достигло тридцати, врачи окончательно пришли к выводу: чума.

Чтобы эпидемию пресечь, градоначальник герцог де Ришелье, который как раз планировал лично участвовать в войне с Наполеоном, остался в Одессе. Дополнительный карантин для подозрительных и заболевших лиц учрежден в городской больнице. Запрещены всякие морские перевозки, путешествия и торговые отношения, даже рыбная ловля! Заработала карантинная стража. Всякого приезжего в регионе хватали и отправляли в карантин. Для поездок же выдавали специальные пропуски.

Одесситы, получив запрет массовых сборищ, сначала, образно говоря, наплевали на этот запрет. Они собирались толпами на похороны – и чума распространялась. Бедные слои населения не имели средств дезинфекции – чума шла дальше.

Смола, уксус и чеснок

Зимой стало еще хуже. Число жертв перевалило за две с половиной тысячи – то есть погиб каждый девятый житель города. Запрещены торговые сделки, по приказу Ришелье закрыты все церкви, магазины (продукты разносились по квартирам), а зерно со складов купцов роздано одесситам для пропитания.  Карантинный спуск являлся теперь средоточием эпидемии.

Умер главный врач Карантина – доктор Ризенко. Трое его коллег, руководивших спасением Одессы от чумы, тоже пали ее жертвами. Только Ришелье, периодически падая в обмороки от усталости, ездил со свитой по городу, разыскивая источники заразы, посещал лазареты, руководил похоронами – они велись организованно, специальными командами. Он пережил эпидемию и после ее окончания вернулся в родную Францию.

Оставшись без медпомощи, люди спасались, как могли. Монеты промывали в уксусе. Благо, рядом плескалось море, где можно было выстирать одежду, ее просмоливали в целях профилактики. Дома умерших от чумы теперь сжигались беспощадно со всеми ценностями. Никто не зарился на золотые украшения – людей так и хоронили с ними. Городские власти безо всякого милосердия выжгли портовые трущобы в районе Карантинного и Военного спусков,  все деревянные постройки на рынке Привоз.

Чума не была всегда смертельной болезнью. Шестая часть заболевших сумела тогда выжить. К 1829 году усилиями одесситов устройство Карантина уже считалось образцовым в Европе, и поэтому, когда чума в том году просочилась в город вновь, болячка унесла жизни лишь 219 человек, а четверть заболевших выжила. Вспышки становились слабее со временем.

Город полностью свободен от чумы уже больше века. Прогуливаясь по Одессе, местные и приезжие могут полюбоваться сохранившейся Пороховой башней Одесского Карантина и остатками стен – историческим и культурным памятником.

Мария Королёва для Одесса-News

Комментарии

комментарий

 Обсудить эту тему на странице "Одесса News" - https://www.facebook.com/odessanews

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.