Силина: «Не люблю тех, кто не любит свободу»

«Выросла я в полуинтеллигентской семье, за всю жизнь от родителей слова матерного не слышала. Училась себе в школе, спортом занималась, на курящих одноклассников смотрела с ужасом и возмущением. И вот уж никогда не приходила мне в голову мысль, что (даже косвенно!) придется столкнуться с миром, огороженным «колючкой» и решетками. В книжках разве. Думалось, что находиться там могут только окончательно непригодные в гражданском обществе персонажи. Причем заключенные в моем представлении были исключительно мужики — страшные, небритые, в ушанках и телогрейках, они зло смотрели на мир добропорядочных граждан и желали этому миру рухнуть тотчас. Того, что зэками могут быть и женщины, мое сознание даже не принимало в расчет. Женщина — создание субтильное и безопасное, казалось мне, она воспитывает детей и нести угрозы обществу-государству не может в принципе.

Но жизнь внесла такие коррективы, что уже ничто не кажется невозможным и удивительным. Тюрьма и женщины в ней на два с лишним года поселились вокруг, едва мне стукнуло 25 лет…Эти строки принадлежат Нине Силиной – бывшей российской политзаключенной, в прошлом соратницы весьма эпатажного политического деятеля, писателя Эдуарда Лимонова. В двадцать лет она создала и возглавила одно из региональных отделений Национал-большевистской партии Лимонова. Сегодня  Силина  – эмигрантка, принявшая гражданство Украины и отказавшаяся от российского паспорта. С Лимоновым ей тоже оказалось не по пути, после того как тот, по словам Нины, «прогнулся» под действующую власть.Нина Силина, в числе тех  сотен граждан России, которые по политическим мотивам покинули Россию, сменив гражданство, считая Украину более привлекательной и безопасной для жизни, нежели её родина. Недавно Нина побывала в редакции и откровенно  рассказала о своем бунтарском революционном прошлом в России и о том, как живется ей сегодня в Украине.

IMG_1078

  — Нина, вы уже два года живете в Одессе. А паспорт гражданина Украины когда получили?

—  Мне его выдали перед Новым годом. Своего рода – подарок. От российского гражданства я сразу отказалась. А в Украине я с апреля 2014 года, почти сразу, как все началось. Мы бежали из России, потому что выносить дальше это было невозможно…

— Давайте все-таки начнем с Вашей биографии. Вы окончили среднюю школу, затем получили высшее или среднее специальное образование?

— После окончания школы в городе Ковров Владимирской области я честно попыталась учиться дальше, но вскоре поняла, что образование мне не нужно. Первая попытка была – педагогическое училище. Выдержала там три месяца. Сбежала. Потом был филфак Ивановского государственного университета. Там я продержалась год и тоже сбежала.

Трудно было учиться?

— Скучно. Пока была студенткой, я как раз познакомилась с Лимоновым, вступила в его партию. Короче говоря, я бросила универ и поехала в Москву заниматься политикой.

— Для того, чтобы захотеть заниматься политикой, надо чтобы человека что-то на это подвигло?

— Ну, понимаете, партия Лимонова не совсем традиционная политическая партия в российском понимании. Это наполовину молодежная веселая тусовка. Мне в ней понравилось потому, что в отличие от филфака, скучно там не было. Шел 1996 год. Лимонов тогда вернулся в Россию после вынужденной эмиграции. Ельцын вернул ему гражданство, как большинству репатриантов. Я в Москву постоянно ездила из Коврова, а потом организовала там отделение нашей партии.

— И что вы там такое натворили, что власти не понравилось?

— Нет, то были травоядные времена. Мы могли вытворять все что угодно. Нам никто и слова не говорил. Да мы ничего особо радикального не делали. Например, кровь сдавали, тем самым рекламируя нашу партию, как доноры…

— И много о людей было в вашем отделении?

— Нет, совсем немного. Был один депутат Областной Думы, подружка моя (тоже стала депутатом, а потом и мэром), а  я уже  в тюрьме стала депутатом  горсовета.

 — В тюрьме вы стали депутатом горсовета? А как вы там оказались, за что? 

—  Ну, у  половины национал большевиков есть такой жизненный опыт…А случилось это в 2001 году. Лимонову захотелось оттяпать  кусок Казахстана. У него всегда была такая тяга советская – что-нибудь у кого-то оттяпать. Нас шестерых, включая Лимонова, арестовали при попытке купить оружие…

 — У кого?

— Да сами ФСБэшники и продавали. Развели нас как детей. Правда, с задержанием поторопились почему- то. Мы могли бы еще что-то побольше сделать. Четверым из нас инкриминировали покупку оружия, терроризм, организацию незаконных вооруженных формирований, а Лимонова и ещё одного нашего товарища обвиняли в призывах к свержению государственного строя. Сначала нас содержали в Лефортово – это СИЗО ФСБ…

 — И как впечатление, не поделитесь?

-Отношение там исключительно вежливое. Палками никого не бьют, как в обычных тюрьмах. Никто слова лишнего не скажет. Но это тюрьма очень строгой изоляции. Ты там сидишь год, и никого не видишь, кроме сокамерников. Камеры по два человека.

2,4 месяца я просидела в общей сложности (три месяца в Мордовской женской колонии). Чуть больше года шло досудебное следствие, затем суд год…Судья (судили нас не в Москве, а в Саратове, чтоб поменьше репортеров было и огласки) оказался очень своенравным человеком. Большую часть обвинений   отмел за недоказанностью. ФСБ его не напугало.

 — А Лимонову какой приговор вынесли?

— Четыре года, но он весь срок не отсидел, вышел условно-досрочно где-то через два года или чуть больше…

— Какое самое яркое воспоминание о Мордовской колонии?

— Да все запомнилось… 10 часов рабочий день, после этого  еще общественные работы – напилить дров, копать землю…
  — Сожалели  потом, что два с половиной года жизни провели « в местах не столь отдаленных», фактически, по глупости? 

—  Ничего. Зато поразвлеклись. Хотя, конечно, ничего хорошего в тюрьме и колонии нет, кроме сурового жизненного опыта.

 — А чем вас тогда привлек национал-большевизм? 

— Свежестью мыслей…

К чему ваша партия призывала, какова была основная идея, идеология?

— В партию приходили люди абсолютно разных взглядов на жизнь. Даже если взять  ситуацию с Украиной… Часть из наших партийцев уехали в Донбасс, воевать на стороне сами понимаете кого. Другая часть вышла из партии, поразъехалась кто куда…

 — То есть единства в партии не было? Был некий протест против существующего строя, желание его изменить, но что именно хотели взамен — никто не осознавал? 

— Нет, каждый представлял себе что-то, но каждый представлял  что-то свое. Но это не значит, что все вместе представляли абсолютно одно и тоже.

 — Тогда зачем состоять в партии?  Это ведь предполагает  все-таки единство – программу, идеологию.   

— Скажем, в основном объединял  некий художественный интерес.

 —  Ну, тогда  это уж скорее творческий кружок, а не партия?

— Ну, пусть будут такие кружки. Например «Правый сектор» — это же не партия. Военизированная общественная организация. На партию они точно не тянут.

 — Раз вы упомянули эту организацию, какое у вас к ней отношение? 

— Одесскому отделению я симпатизирую.

 — Вы состоите в ПС?

— Нет. Я уже старовата для участия. А просто «состоять» – это не мой вариант.

Они молодые, полные сил и энергии. Ещё не очень коррумпированы.

 — Как так «не очень»? То есть все-таки уже коррумпированы, на Ваш взгляд?

—  Ну, люди ж не с Марса прилетели. Они ж до этого чем-то занимались… Связи и все-такое остались…На мой взгляд  в Украине соблюдать законы пока особо никто не старается.

— В чем причины Майдана 2014 года?  

—  Если общество нездорово ему нужны изменения. Если оно какие-то изменения производит, стало быть, они необходимы. Невозможно сказать, что майдан искусственно произошел? Если люди выходят на улицу и берут в руки палки и не только, для этого должны быть причины? Это как в физике — напряжение материалов. Сталь она до какого-то времени терпит- терпит, а потом ломается. Так и человеческое общество. Терпит, а потом  выплескивается  все наружу, как прорвавший нарыв.  А вот заживет рана или нет, зависит от организма.

 —  Что с вашей точки зрения происходит в России?

— Россияне, подавляющее большинство хотят назад… в совок. То есть, чтобы  все «как один», работали и маршировали в ногу.  Не любят они свободу…

  —  Почему так? В 90-е годы Россия ведь вкусили свободу, как говорится « по полной»?   Почему ж сейчас хотят «назад»?

— Таков менталитет русского человека Свобода ему не очень нужна. Все кому она была нужна, сейчас уехали из России. В России 15 лет назад мы мечтали создать гражданское общество, которое могло бы влиять на власть во всех её проявлениях. Но русскому человеку это не надо. Он привык жить по правилу: «барин приедет, барин рассудит».  В России любят царя-батюшку. А так хотелось гражданской активности населения.

 —   В Украине вы почувствовали свободу?

— Безусловно. По Москве  ходишь как по зоне. Кругом металлоискатели, заборы. Все детсады, школы, за заборами. А тут свободы хватает, больше чем в России.

   — Ваше отношение к празднованию 9 мая?

— Уже прошло столько времени, что пора новый праздник заиметь.

   — Франция до сих пор отмечает День освобождения Орлеана в  1429 году и парады проводит…  Вы тоже против?

— Победителей не судят, и только поэтому Россия празднует День Победы. У меня один дед и бабушка участвовали в войне, а второй дед был прокурором, в военных действиях не участвовал. Те, которые участвовали,  поженились в Кракове во время войны, и сколько себя помню, они никогда  про неё ничего не рассказывали

—  Революции, Вы полагаете, единственный действенный способ переустройства государственной системы, общества? Но революция – так или иначе, сопровождается насилием?

—  К власти ни один чистоплюй  придти не может и не приходил. Войны, революции, резня  — без этого нет человеческой истории.

—  Но, человечество та не меняется при этом? Каков смысл тогда этого насилия, которое, как известно, порождает новое насилие? Может все-таки надо идти эволюционным путем?

— Никакого смысла и нет. Одни рожают, другие убивают. Общество, государства – это как организм. Организм растет, болеет, борется. Точно как с детьми. В чем смысл их взросления? У каждого есть своя цель. У меня 15 лет была цель сделать Россию чуть-чуть посвободней для жизни. Но  когда я поняла, что им там этого не надо, я уехала.

  — А как Вы понимаете свободу? Ведь у каждого она своя. Одному достаточно иметь возможность заниматься любимым делам, другому – путешествовать, третьему — ничего не делать, четвертому – просто «пошалить»…

— Знаете, ещё при совке, когда я  в школе училась, у нас был мальчик- двоечник. Его после 8 класса отправили на завод работать. Принудительно. То есть все равно, что на зону. У  него не было права  выбора6 сидеть дома, пусть на шеи у мамы, если ей так нравится или вкалывать.

— Сейчас в России заставляют работать?

— Нет, сейчас в России даже можно не учиться.

Так в чем тогда проблема?

— Они  вернут эту принудиловку. Постепенно все вернут…

 —  В Украине сейчас многое меняется. Например, реформа в правоохранительной системе… Ваше мнение?

— Пока не заметила, разве что появились патрульные.

— У вас есть доверие к этим патрульным?

Пока по новостям я читаю, что полицейские также отказываются принимать заявления от граждан… Вот у меня знакомого зимой избили, он даже память в результате побоев потерял, но полиция дело не возбудила. Правда он и его родственники так и не обратились к начальству. А это хорошо в Украине работает.

 — Есть практический опыт?

— Да, будучи уже гражданкой Украины, (но паспорт мне ещё не успели выдать), я отправилась в Россию. На руках было только временное удостоверение пребывания в Украине и российский паспорт.Пограничник мне заявил, что если я еду как гражданка Украины, то у меня нет документов для пересечения границы, а если как гражданка России, то я дескать, просрочила время пребывания ( три месяца) и какое-то время уже не смогу въехать в Украину обратно, после того как покину ее пределы. Я пыталась объяснить, что гражданство Украины мне уже дали, но он стоял на своем. Пришлось обращаться к вышестоящему начальству, которое в течение часа решило вопрос в мою пользу. В России я бы, столкнувшись с такой проблемой, наверное, месяцы потратила на решение.

  — Нина, вы иногда используете  выражение «совковое мышление». Что вы подразумеваете под этим словосочетанием?

—  Ну, это убеждение в том, что государство тебе что-то должно. А ведь свободному человеку надо только, чтобы государство не мешало. Даже в партии меня считали человеком специфическим

— В каком смысле?

— Например, в бытовом. Я далека от людей..

— Вы аскет?

— Нет. Но, извините, мыть посуду  людей заставляла. Даже наши  нацболы почему-то считали, что посуду за них кто-то должен мыть, стирать, ухаживать за собой… Вот психология русского человека — «всех спасем, защитим», а посуда пусть грязная валяется. И так во всем…

— И так все себя ведут?

— Нет, не все, но многие.

 — Не боитесь, что вас обвинят в русофобии?

— А я этого и не скрываю. Я не люблю этот народ, который не любит свободу.

 — Кем вы себя считаете по национальности?

— Раньше была русская, теперь украинка.

  —  От проблем политических, к проблемам Одессы…Сейчас горожане сетуют на хаотичную застройку исторического центра города, а также приморских склонов. При строительстве небоскребов вблизи моря, уничтожается курортная зона, санатории..  Ваше  мнение на этот счет?

— Если нет людей, готовых вложиться в санатории, тогда находятся другие, которые вкладывают в жилье и получают прибыль. Кто продает им землю? Власть, чиновники. Все кто задействованы в этой схеме.  Значит, претензии надо предъявлять не к строителю, а к тому, кто ему это позволяет делать. Городская архитектура, вне всякого сомнения, должна развиваться. Но если она развивается таким диким способом, если у общества нет механизмом повлиять на этот процесс, значит она будет развивать именно так, по -варварски.

— Давайте немного отвлечемся от политики… У вас есть какие-то иные увлечения?   Например, спорт (судя по вашему спортивному виду,  зарядка вам не чужда), или, скажем, театр?

—  Я иногда бегаю, но спортивное телосложение — это скорее  мне перешло по наследству  от моей мамы. В театр не ходим, хотя у моего мужа образование театральное. Не любит он театр, наверное, потому что знает его изнутри, так как по специальности режиссер.

 — Что сейчас надо для правильного развития украинского общества, по-вашему мнению?

— Назад смотреть не надо, надо смотреть вперед и больше доверять молодежи.

— А подкорректировать её в чем-то тоже не надо?

— Нет, не надо. Каждый учится на своих ошибках.

  Виктория Ерёменко

 

Комментарии

комментарий

 Обсудить эту тему на странице "Одесса News" - https://www.facebook.com/odessanews

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.