«Преданностью и усердием» служил родной Одессе

«Преданностью и усердием» служил родной Одессе, согласно родовому гербу, графский род Толстых.

 В 1868 году граф Михаил Дмитриевич Толстой вынужденно подаёт прошение Императору Николаю Первому – «Об узаконении рождённых до брака двух сыновей гр. М.М.Толстого», то есть детей своего сына, внуков – Константина и Михаила. Эта история мезальянса стала в Одессе притчей во языцех, когда 28-летний отпрыск украинских Толстых, Михаил Михайлович, нарушая семейную традицию без памяти влюбился в прачку, 15-летнюю Елену Смирнову…

Чтобы до конца понять сложившуюся ситуацию, следует сделать небольшой экскурс в историю знаменитого семейства, родоначальником которого стал «птенец гнезда Петрова», стольник Петра Алексеевича – Пётр Толстой. Он, один из самых доверенных людей молодого государя, так писал о своём роде: «Прародитель именем Гендрих, происшедший из древней, благородной и знатной фамилии из Германии, в лето 1352 с двумя своими сыновьями и 3000 мужьями людей и служителей своих выехал в наше Всероссийское государство, в город Чернигов. Здесь Гендрих принял православие и стал зваться Леонтием, а его сыновья – Константином и Фёдором.  Внук Константина, Андрей, приехал из Чернигова в Москву, где ему было приложено прозвание Толстой и от того времени сия фамилия прозвания Толстых имела и писалась». Сам же Пётр Андреевич, начальник тайной канцелярии. Когда Пётр Первый уже находился на смертном одре, совершил «экспедицию» в Италию, похитив царевича Алексея, которого некоторая часть дворянства прочила в новые цари. Позже граф Пётр Андреевич женил своего сына на дочери гетмана Скоропадского, и этот союз дал жизнь украинской ветви Толстых…

Что же касается Михаила Дмитриевича, выпускника Санкт-Петербургского пажеского корпуса и боевого полковника, отмеченного за храбрость многими боевыми орденами, то он объявился в Новороссии в 1835 году, став под венец с дочерью действительного тайного советника, курского, а затем волынского губернатора, сенатора Михаила Камбурлея – Екатериной.

Удачный брак увеличил и без того немалое состояние 43-летнего Михаила Дмитриевича. Избрав своей резиденцией село Онуфриевку Херсонской губернии, «молодые» стали едва ли не самыми богатыми помещиками юга России. В их латифундию входили обширные земли в Херсонской, Харьковской, Курской и Московской губерниях – 29 тысяч десятин земли. В имениях Толстого открывается конезавод, где выращивают арденскую породу лошадей, на ферме выводят серую украинскую породу коров и овец рабулье. Немалую прибыль давали торговля пшеницей, а также винокуренный, сахарный и кирпичный заводы. Кстати, город Елисаветград, нынешний Кировоград, был построен из кирпича графа. А «для услады глаз» граф Толстой заложил в Онуфриевке дендропарк, обустройством которого занимались выписанные из Германии и Чехии мастера садово-парковой архитектуры. Не чуждались помещики и благотворительности, на их средства были возведены церковь, земские управа, школа и больница.

Граф Михаил Михайлович Толстой

Впрочем, сельская идиллия несколько наскучила своими пасторальными картинками, да и коммерческие дела требовали всё больше внимания. Поэтому в 1847-м году чета Толстых перебирается в Южную Пальмиру, где они купили особняк на углу Преображенской и Софиевской улиц, названный современниками «дворцом Толстых» (ныне в нём размещается Дом учёных).

Дворец Толстых, ныне Дом учёных в Одессе

И тут неуёмный характер Дмитрия Толстого проявляется с особой силой. В скором времени он становится президентом Императорского общества сельского хозяйства южной России. А в дальнейшем избирается гласным городского общественного управления и старшинного домовладельческого сословия, председателем Совета мировых судей, председателем комитета по устройству водостоков и мостовых центральных улиц в Одессе, которые считались лучшими в России. Под председательством Дмитрия Толстого работала комиссия по сооружению памятника М.С.Воронцову, на который граф ассигновал немалую сумму из своего кармана…

И вот теперь в семействе высокочтимого аристократа вызрел нешуточный скандал. Был, правда, один немаловажный нюанс. Елена Смирнова, 15-летняя избранница молодого графа, как и её родители, принадлежала помещице Сиверс. Но та почему-то дала семье Смирновых не только вольную, но и определённые средства, позволяющие поселиться в городе у моря. Видимо, существовала и до сегодня не разгаданная тайна. Дело в том, что Елена не походила на своих родителей. По свидетельствам современников, её отец, Григорий, был весь какой-то рыжий и плюгавый, под стать ему – мать и сестра. А вот описывают Елену как девушку стройную, темноволосую, совершенную красавицу (кто сомневается, пусть взглянет на портрет Доменико Морелли «Незнакомка»). Вполне вероятно, что её отцом был кто-нибудь «благородный», пожелавший скрыть свой грех…

Графиня Елена Григорьевна Толстая

Но как бы там ни было, молодой граф Толстой полюбил «прекрасную Елену». И, как мы уже упоминали, у них появилось потомство. А бедному отцу Михаила не оставалось ничего иного, как приложить всё своё влияние и авторитет, дабы нивелировать щекотливую ситуацию. И вот тогда из Северной Пальмиры приходит повеление Николая I «Об узаконении сыновей Константина и Михаила, о принятии фамилии отца и вступлении во все права и преимущества, по роду и наследию законным детям принадлежащие».

Не теряя времени, «пирком да свадебку», молодые обвенчались в Единоверческой Петропавловской церкви на Молдаванке и укатили в свадебное путешествие в Европу.

Возвратившись в Одессу после медового месяца, Михаил Михайлович и Елена Григорьевна зажили уединённой жизнью, отвергнутые «обществом». И тогда камергер двора Его Императорского Величества и действительный статский советник граф Толстой вместе с супругой посвятили себя меценатству.

В своей городской усадьбе они открывают приют для нищих странников и воскресную школу для бедняков, где Елена Григорьевна преподавала русскую словесность. Она же инициировала создание Александровского приюта для девочек с Молдаванки, таких же, какой сама была в нежном возрасте. Со временем Елена Григорьевна открывает Институт Благородных девиц – второй в империи после знаменитого петербургского Смольного. В нём обучались не только девушки из приюта, но и, «на платной основе», дочери одесских аристократов. Кстати, своим «бессребреницам» после окончания заведения Елена Григорьевна не только старалась подыскать достойную партию, но и  обеспечивала хорошим приданым.

В свою очередь, Михаил Михайлович учреждает Городское общество исправительных приютов, содействует Одесскому обществу спасения на водах, становится попечителем многих учебных заведений, в том числе и Ришельевской гимназии.

После того как сгорел одесский городской театр, он вложил 80% средств в строительство нового Оперного театра, архитекторами которого стали его протеже – австрийцы Фельнер и Гельмер.

Не все знают, что первый в городе телефон был проведён из Оперного театра в особняк Михаила Толстого, и он наслаждался оперными партиями посредством чудо-техники. А ещё граф Толстой занялся постройкой картинной галереи, но плодов своих деяний ему увидеть не удалось – он умер от сухотки спинного мозга.

Страшным в те времена недугом страдают сыновья Елены Григорьевны – старший Константин и младший Михаил. Именно благодаря Михаилу Михайловичу Толстому-младшему Одесса обязана организацией станции скорой медицинской помощи. Говорили, что интерес к созданию этой медслужбы стал результат приступа, который случился со старшим братом в столице Австро-Венгрии. Тогда вовремя подоспевшие воинские врачи спасли жизнь Константину. А его младший брат всерьёз задумался о создании подобной помощи в родном городе.

Чтобы, так сказать, изнутри узнать принципы австрийской «неотложки», Михаил-младший, выпускник юридического факультета и наследник миллионного состояния, устраивается туда… простым санитаром. Досконально изучив тонкости и принципы её работы, заказывает там же, в Вене, две кареты «скорой помощи» у известной фирмы Jacob&Co, специализирующейся на подобном транспорте.

В реализации проекта приняли участие, кроме родных графа Толстого, члены Общества одесских врачей, одним из руководителей которого был Яков Бардах, крупный учёный-бактериолог, сподвижник самого Ильи Мечникова. Возглавляя Организационный комитет, Михаил Михайлович Толстой-младший вложил в единовременное оборудование станции скорой помощи в Одессе свыше 100 тысяч рублей. Содержание работы восьми врачей и такого же количества санитаров, десяти лошадей и четырёх карет с кучерами, а также закупка лекарств, перевязочного материала и инструментов обходились графу в 30 тысяч рублей ежегодно. Стоит напомнить, что первая в России «скорая помощь» стала функционировать в 1903 году, а Толстого наградили орденом Станислава 2 степени.

Молодым людям, которые мечтали стать врачами, граф Толстой оплачивал обучение в Новороссийском университете, а при станции скорой помощи были организованы курсы медсестёр и фельдшеров. При этом строго соблюдалось правило: никто из медперсонала не имел права брать у пациентов деньги. А если подобное случалось, виновного немедленно увольняли с «белым билетом» — на занятие медицинской практикой.

Но и на этом меценатская деятельность Михаила Толстого-младшего не закончилась. Руководствуясь соломоновым наставлением «Делай добро повсюду, где ты проходишь, и спустя какое-то время это добро вернётся к тебе», гласный Городской думы Михаил Михайлович Толстой-младший добился строительства в Одессе нового здания библиотеки. Став попечителем этого мероприятия, он не только покупает землю под новое книгохранилище и финансирует половину строительных затрат на её сооружение, но и, оказывая финансовую помощь, перечисляет ежегодно в её фонд от 500 до 2 тысяч рублей. А для пополнения книжной коллекции передаёт библиотеке около 45 тысяч книжных томов. В 1909 году Городская дума постановила, «ценя огромные заслуги, благотворительную и гуманную деятельность М.М.Толстого-младшего», избрать его почётным гражданином Одессы.

Спустя 10 лет новая власть по-своему отблагодарила «седого распутника с чванным лицом». Больного Михаила Михайловича и его престарелую матушку выселили из родного дома и дали каморку в Казарменном переулке. При этом им разрешили взять с собой «железные кровати, постельные принадлежности, 2 шкафа, 2 стола, посуду, немного угля, крупы, муки и настольные портреты близких со столов». Тем не менее граф пишет губернскому начальству: «Желая пополнить некоторые отделы Одесской городской публичной библиотеки, я передаю ей в полную собственность все собрания принадлежащих мне книг, хранящихся в моей квартире, в доме моей матери, на Сабанеевом мосту, №4». И вносит 2 тысячи рублей на спектакль-концерт в пользу семейств убитых моряков и инвалидов Красного военного флота.

Не желая покидать родину, Толстые уезжают в Онуфриевку, но и там настигают «эксплуататора, который сбежал от советской власти». Спасли своих бар селяне, вовремя заступившись за них перед чекистами. И тогда Елена Григорьевна и Михаил Михайлович навсегда покидают пределы Отчизны, чтобы скоротать последние безрадостные дни в сытой и равнодушной Швейцарии. Там, в Женеве, и завяла последняя ветвь одесских Толстых – в 1927 году скончался граф Михаил…

По материалам прессы.

Комментарии

комментарий

 Обсудить эту тему на странице "Одесса News" - https://www.facebook.com/odessanews