Нужна ли одесситам Единая Поместная Церковь Украины

Нуждается ли православная церковь в реформировании? Должна ли она стремиться к обновлению или, наоборот, сурово отвергать любые диалоги со временем, видя залог своего существования в неизменности религиозных уставов? И каково будет лицо этого аппгрейда (модернизации), если чаша весов всё-таки склонится в сторону первого варианта?

Вопросы, как нам кажется, звучат всё настойчивей и во внутрицерковной среде.

В июле 2017 года социологическая группа «Рейтинг» провела своё очередное исследование на тему о «нужности» в Украине Единой Поместной Церкви.

Так вот, по результатам опроса 2 тысяч респондентов  от 18 лет и старше,     37% опрошенных поддерживают создание Единой Поместной Церкви в Украине. 18% — против этой инициативы,  23% заявили, что им безразличен этот вопрос и такой же процент с ответом не определился.

Что изменилось с 2014 года, когда проводился аналогичный опрос в Украине?

Практически не изменилось количество тех, кто выступает за объединение Церквей, в то же время в полтора раза уменьшилось количество противников этой идеи. Вместе с тем, возросло количество тех, кто не имеет чёткой позиции в этом вопросе.

Наибольшую поддержку создание Единой Поместной Церкви имеет в среде представителей Украинской Греко-Католической Церкви (66%) и Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата (61%). Зато среди прихожан Украинской Православной Церкви (МП) больше противников этой идеи (42%) чем сторонников (23%). В то же время 36% представителей УПЦ МП или безразличны к этому вопросу, или же они не имеют на него ответа. Среди других категорий верующих преобладают те, кто не имеет чёткой позиции относительно такой инициативы.

Объединение церквей имеет наибольшую поддержку на западе страны (61%).  В Центре эту идею поддерживают 40%, не поддерживают 17%, 43% не имеют позиции.  В Одесской и других областях юга за создание Единой Церкви 24%, против — 25%, другие — или безразличны (33%) или же затрудняются с ответом (19%). Совсем негативно  относятся к идее создания Единой Поместной Церкви 13 процентов опрошенных юга  – это самый большой процент. На востоке эта идея пользуется поддержкой у 11% опрошенных, против нее 20%. А 40% не смогли дать ответ, 29% — выразили безразличие.

Идею объединения Церквей более склонны поддерживать старшие респонденты,  женщины, те,  у кого высшее образование и более обеспеченные.

Две трети тех, кто поддерживает идею объединения, высказались за создание единой поместной Церкви на базе УПЦ КП, 16% — за объединение на базе УГКЦ, 7% — УПЦ МП.

Естественно, что подавляющее большинство прихожан УПЦ КП и УГКЦ видят объединение на основе своих Церквей. Зато в среде представителей УПЦ МП лишь чуть более половины за объединение вокруг УПЦ МП, а четверть — за объединение на базе УПЦ КП. Среди верующих, которые не отнесли себя ни к одной из конфессий,  две трети за объединение на базе УПЦ КП.

По сравнению с 2014 годом практически не увеличилось количество прихожан УПЦ КП и УГКЦ. Зато сторонников УПЦ МП уменьшилось (с 22% до 17%).

Вместе с тем, возросло количество тех, кто считает себя верующим, но не относит ни к одной из конфессий (с 24% до 31%).

Безусловно, события на востоке Украины во многом определяют религиозно-общественную атмосферу страны. Война всегда обостряет религиозные чувства. Настоятели соборов в больших и малых городах говорят о всё большем количестве людей, приходящих в церковь и по праздникам, и в обычные дни.  Мы это видели воочию во время организованных Одесской епархией крестных ходов, богослужений в честь икон святых, пребывания в Одессе мощей святого великомученика и целителя Пантелеимона со Святой Горы Афон.

Больше всего представителей УПЦ КП на западе, в центре и на юге страны,  меньше всего — на востоке. Основной базис УГКЦ — на западе, УПЦ МП — на востоке.

С  АТО связаны многочисленные инициативы и просто ежедневное служение многих церквей: опека над военными и их семьями, служение в госпиталях, помощь вынужденным переселенцам и пострадавшим от военных действий.

В чём-то общая беда консолидировала религиозную среду. Стало больше общих инициатив и меньше стремления творить добро исключительно в своём конфессиональном кругу.

Высоким остается и уровень религиозной толерантности. Скажем,  в исследовании Центра им.А Разумкова в 2016 году  47% опрошенных отметили, что «любая религия, провозглашающая идеалы добра, любви, милосердия и не угрожающая жизни другого человека, имеет право на существование». Интересно, что до АТО,  в 2013 г., этот ответ выбрали ровно столько же респондентов – 47%.  При этом, тех, кто отметил, что «истинна только та религия, которую я исповедую», в 2016 г. стало даже меньше.  Несмотря на военные действия, гарантии свободы совести в Украине выполняются полностью, включая гарантии альтернативной (невоенной) службы для тех, кто и во время военной агрессии против своей страны не может по соображениям совести брать в руки оружие.

Доверие к Патриарху Кириллу в Украине снизилось очень существенно – на 25 процентных пунктов в 2016 году по сравнению с 2010 годом.  Предстоятелю УПЦ (МП) тоже стали доверять значительно меньше – за этот период доверие уменьшилось на 20 процентных пунктов.  И, соответственно, с 2010 г. существенно уменьшилось количество тех, кто считает, что «Украинская Православная Церковь должна оставаться неотъемлемой частью Русской Православной Церкви», и увеличилось число тех, кто отметил, что «Православные Украины должны сплотиться вокруг Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата» и «Православные Церкви Украины должны объединиться в единую Церковь, которая будет добиваться независимости».

Таким образом, в Украине есть большой запрос на церковное единство и на единую Поместную Православную Церковь.   Со своей стороны, как известно, Верховная Рада Украины приняла Обращение к Вселенскому Патриарху Варфоломею с просьбой признать недействительным акт 1686 года, созвать под своей эгидой Всеукраинский православный объединительный собор и выдать Томос (указ) об автокефалии Православной Церкви в Украине. Обращение было положительно воспринято обществом и резко отрицательно Московской Патриархией, руководством УПЦ (МП) и Оппозиционным блоком. Со своей стороны, Патриарх Варфоломей создал специальную комиссию для решения украинского вопроса.

В 2016-м Патриарх Кирилл обескуражил православный мир кощунственным с точки зрения православной экклезиологии и истерически-антиукраинским заявлением о том, что он никогда не отпустит Киев и никогда не согласится на изменение канонических границ своей Церкви, которые, то есть границы, он называет «священными».  Это, очевидно, антиканоническое и антиправославное утверждение, которое указывает на сугубо политические двигатели поведения Московской Патриархии.

Но приходится констатировать очевидное: ни одна из православных юрисдикций пока не в состоянии стать точкой сборки для этого грандиозного проекта «Единая Поместная Церковь».  Кто хотел бы – не может, кто мог бы – не хочет. Это очень печально, с учётом того, что у Украины есть все шансы превратиться в полноценный межрелигиозный хаб.

Как это ни странно, но церковного объединения хочет и верит в него та часть общества, которую трудно назвать воцерковленной в официальном понимании. Чем дальше люди от внутренней церковной кухни, тем более оптимистично они смотрят на вещи. И многое зависит от того, в чью пользу сведётся дебет с кредитом от объединения.  Для многих церковных деятелей объединение украинского православия – это стопроцентная потеря.  Их личная потеря.  И их совершенно не греет мысль о том, что от этого приобретёт Украина, что это может увеличить интерес к Церкви, что в неё вернутся те, кто разочаровался вечной грызнёй и скандалами, выплескиваемыми в публичное пространство. Эти минусы уже хорошо просчитаны: ради журавля в небе никто не хочет жертвовать своей синицей в руке. Прочие мотивации саботажа объединительных процессов, лежащие в области политической конспирологии, оставим специалистам из соответствующих силовых органов.

Всего вышеперечисленного вполне достаточно, чтобы сделать прогнозы на ближайшее будущее.

Расстановка сил православных юрисдикций будет зависеть главным образом от политической мировой конъюнктуры. Любители тезиса о «Церкви вне политики» будут жестоко разочарованы: мяч пока не планирует быть на их стороне поля.  Вселенское православие, судя по всему, в ближайшее время не сможет выйти из зоны турбулентности, однако говорить о полном крахе всеправославного единства пока рано. Украинский церковный кризис будет развиваться по классической схеме «отрицание-гнев-торги-депрессия-принятие». И можно предположить, что впереди нас ждёт очень непростой период общественной депрессии. Слишком много лиц заинтересовано в том, чтобы в отношениях между юрисдикциями как можно скорее была пройдена точка невозврата.  Это, по их задумке, окончательно поляризует украинское общество не только по политической, но и по церковной линии. Однако баланс сил не распределится поровну, и на выравнивание ситуации у теряющей очки стороны уйдет слишком много ресурсов.

Тем временем духовенство живёт своей жизнью  служит, крестит, венчает, отпевает. Оно живет жизнью своих прихожан.

По материалам СМИ.

 

 

Комментарии

комментарий

 Обсудить эту тему на странице "Одесса News" - https://www.facebook.com/odessanews